Минюст отказался решать проблему с недопуском адвокатов к подзащитным в СИЗО

Федеральная палата адвокатов (ФПА) в июне просила Министерство юстиции принять меры в отношении СИЗО, которые не пускают адвокатов к заключенным, на что Минюст ответил, что это не входит в его полномочия. Об этом сегодня сообщила пресс-служба ФПА.

Президент ФПА Юрий Пилипенко жаловался в Минюст, что многие следственные изоляторы нарушают Уголовно-процессуальный кодекс, не пуская адвокатов к своим арестованным подзащитным. Они объясняют это тем, что многие юристы просто не могут доказать в СИЗО, что суд их допустил к делу.

"Представляется, что ордер на исполнение адвокатом соответствующего поручения является документом ничуть не менее официальным и значимым, чем информирование следователем в произвольной форме администрации СИЗО об участии конкретного адвоката в конкретном судопроизводстве", – говорил в письме Пилипенко и просил Минюст разобраться с проблемой.

На письмо ответил заместитель министра Алу Алханов, который заявил, что Минюст не наделен"правоприменительными функциями и функциями по содержанию лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, и подсудимых, находящихся под стражей". 

Алханов сказал, что этот вопрос должен решать не кто иной, как служба исполнения наказаний (ФСИН), а также сообщил, что эту тему обсуждали ФСБ, ФСИН и СКР на специальном совещании в июле. Тогда они решили, что в соответствии с законом о содержании под стражей (ст. 18) заключенным должны предоставлять свидания без ограничения их числа и продолжительности с адвокатом, вступившим в уголовное дело. А свидание с адвокатом до его вступления в дело предоставляется на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. 

Вице-президент ФПА Генри Резник считает, что ФСИН отказывается исполнять закон, и в этом ее поддерживают силовые ведомства. По его мнению, они навязывают искаженное толкование того, как должны взаимодействовать органы следствия, администрация СИЗО и адвокаты в таких случаях.

Ошибочно считать, что вступление в дело обязательно означает приход адвоката к следователю с ордером. В ст. 53 УПК РФ первое полномочие, которым обладает адвокат, вступивший в дело, – это право на свидание с подзащитным, который находится в следственном изоляторе.

Резник добавил, что сотрудники СИЗО должны пускать адвокатов на свидания и сразу сообщать об этом следователю:

Это они должны информировать о том, что обвиняемого посетил адвокат. То есть не следователь должен, как они настаивают, сообщать им о том, что в деле участвует адвокат, а они – ему. Такой порядок будет законным и оправданным.

О проблеме недопуска адвокатов в СИЗО к клиентам писали не только в ФПА, но и в совете по правам человека. Председатель СПЧ тоже написал в Минюст письмо, где указал, что "эта позиция также противоречит ст. 48 Конституции РФ, согласно которой "подозреваемые и обвиняемые имеют право пользоваться помощью защитника с момента фактического задержания, а не с момента, когда следователь соблаговолит выдать адвокату документ, подтверждающий его участие в уголовном деле" (см. "Председатель СПЧ вступился за адвокатов, которых не пускают к клиентам в СИЗО").

Президент ФПА Юрий Пилипенко жаловался в Минюст, что многие следственные изоляторы нарушают Уголовно-процессуальный кодекс, не пуская адвокатов к своим арестованным подзащитным. Они объясняют это тем, что многие юристы просто не могут доказать в СИЗО, что суд их допустил к делу.

"Представляется, что ордер на исполнение адвокатом соответствующего поручения является документом ничуть не менее официальным и значимым, чем информирование следователем в произвольной форме администрации СИЗО об участии конкретного адвоката в конкретном судопроизводстве", – говорил в письме Пилипенко и просил Минюст разобраться с проблемой.

На письмо ответил заместитель министра Алу Алханов, который заявил, что Минюст не наделен"правоприменительными функциями и функциями по содержанию лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, и подсудимых, находящихся под стражей". 

Алханов сказал, что этот вопрос должен решать не кто иной, как служба исполнения наказаний (ФСИН), а также сообщил, что эту тему обсуждали ФСБ, ФСИН и СКР на специальном совещании в июле. Тогда они решили, что в соответствии с законом о содержании под стражей (ст. 18) заключенным должны предоставлять свидания без ограничения их числа и продолжительности с адвокатом, вступившим в уголовное дело. А свидание с адвокатом до его вступления в дело предоставляется на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. 

Вице-президент ФПА Генри Резник считает, что ФСИН отказывается исполнять закон, и в этом ее поддерживают силовые ведомства. По его мнению, они навязывают искаженное толкование того, как должны взаимодействовать органы следствия, администрация СИЗО и адвокаты в таких случаях.

Ошибочно считать, что вступление в дело обязательно означает приход адвоката к следователю с ордером. В ст. 53 УПК РФ первое полномочие, которым обладает адвокат, вступивший в дело, – это право на свидание с подзащитным, который находится в следственном изоляторе.

Резник добавил, что сотрудники СИЗО должны пускать адвокатов на свидания и сразу сообщать об этом следователю:

Это они должны информировать о том, что обвиняемого посетил адвокат. То есть не следователь должен, как они настаивают, сообщать им о том, что в деле участвует адвокат, а они – ему. Такой порядок будет законным и оправданным.

О проблеме недопуска адвокатов в СИЗО к клиентам писали не только в ФПА, но и в совете по правам человека. Председатель СПЧ тоже написал в Минюст письмо, где указал, что "эта позиция также противоречит ст. 48 Конституции РФ, согласно которой "подозреваемые и обвиняемые имеют право пользоваться помощью защитника с момента фактического задержания, а не с момента, когда следователь соблаговолит выдать адвокату документ, подтверждающий его участие в уголовном деле" (см. "Председатель СПЧ вступился за адвокатов, которых не пускают к клиентам в СИЗО").

 

Источник: https://pravo.ru/news/view/143566/

Категория: 
Заголовок (ТОЛЬКО ДЛЯ НОВОСТЕЙ): 
Минюст отказался решать проблему с недопуском адвокатов к подзащитным в СИЗО